17:31 О строительстве оборонительного рубежа в Мариинско-Посадском районе вспоминают очевидцы

Казанский обвод - так назывался оборонительный рубеж.

История Великой Отечественной войны – это не только сражения, но действия народа в тылу. Самоотверженный труд наших земляков осенью-зимой 1941-1942 годов помог стране выжить в тяжелейших условиях войны и приблизить общую Победу. Осенью 1941 года положение было критическое. За пять месяцев вермахт продвинулся на тысячу двести километров вглубь страны. С падением Киева немцы получили доступ к украинским житницам. На юге генерал Манштейн вышел к Черному морю, на севере возникла угроза Ленинграду, падение Смоленска открыло путь на Москву.

Именно тогда началось строительство защитных оборонительных рубежей вокруг важнейших стратегических тыловых центров на случай прорыва к ним противника. В октябре 1941 года Государственным комитетом обороны СССР было принято постановление о строительстве оборонительных рубежей на территории Татарии, Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской и других областей. Что касается Казани, то оборонительный рубеж вокруг нее должен был пролечь полукольцом от чувашской деревни Покровское на Волге через станцию Урмары, райцентры Кайбицы и Апастово до города Куйбышева (ныне Болгара). Используя самые примитивные орудия труда - лопаты, кирки, кувалды, люди смогли создать мощный укрепрайон вокруг Казани с двойной или тройной заградительной линией и большим количеством скрытых объектов оборонного значения из земли, камня и дерева. Было вынуто вручную около пяти миллионов кубометров грунта. При этом слой промерзания грунта на участках, оголенных ветром от снега, доходил до полутора метров. Морозы же достигали минус сорок пяти градусов по Цельсию! А ведь среди работающих было до 75 процентов женщин… Официальной датой окончания строительства оборонительного рубежа под Казанью можно считать 11 февраля 1942 года, когда основные объекты Казанского обвода были приняты государственной приемочной комиссией. Общая протяженность противотанковых препятствий составила 331 километр, в том числе противотанковых рвов - 151 километр, эскарпов - 79,6, контрэскарпов - 1,9 километра. Всего было сооружено 392 командных и командно-наблюдательных пункта, 98 скрытых огневых точек, 419 землянок. Охрана готовых оборонительных сооружений была возложена на сельсоветы.

 

Воспоминания Назаровых Михаила Андриановича и Таисии Михайловны:

Михаил Адрианович: Когда началась Великая Отечественная война, мне было 10 лет. Строительство Казанского оборонительного рубежа началось ближе к зиме. Сам я в строительстве не участвовал из-за малых лет, но мне приходилось часто там бывать вместе с односельчанами или при поездке на лошадях. На создание окопов и траншей участвовало много людей, многие люди приезжали из дальних деревень и часто останавливались у нас дома. Часто в деревне из населения оставались только старики и дети. Я помню, что один бригадир был нашим односельчанином – это Морковников Илья Иванович.

Работали на рубеже вручную, из инструментов были только лопаты, кирки, ломы и топоры. Работа затруднялась овражной местностью. Также использовались и лошади для вывоза земли со дна противотанковых траншей. Позади окопов были расположены наблюдательные пункты и дзоты. Был создан также и командующий пункт. Их строили основательно – были слои из дерева и земли. Лично я бывал на участках оборонительного рубежа – от деревни Шопки до Вторые Чекуры.

Погода стояла очень холодная, морозы были за -30°С. Люди носили фуфайки и лапти. Трудность была в том, что грязь налипала на обувь. Продукты питания никто не выдавал, каждый приносил из дому.

Таисия Михайловна: Нашим председателем колхоза была женщина. Отец на войне, старший брат в г. Козловке в ФЗУ учится, а я с сидела  с младшими. Маму же отправили строить оборонительный рубеж, поэтому я в школу не ходила, а занималась хозяйством. Мама работала целый день и когда возвращалась домой, у нее не было сил. Я всегда следила за тем, чтобы обувь и носки были у матери сухими. Впоследствии к нам во двор привели 6 лошадей, которых использовали на строительстве рубежа. Люди питались тогда тем, что было у них дома, пили воду из согретого снега. Когда закончилось строительство мы не помним. Построенные укрепления охранялись. Отдельные части противотанковых траншей сохранились и до наших дней у деревень Шопки и Кужмары.

 

Воспоминания Тюмеровых Михаила Петровича и Вассы Ивановны.

Когда началась Великая отечественная война, мне было 14 лет. Тогда при строительстве Казанского рубежа у нас дома жили 9 человек. Хлеб мы пекли сами. Сам я иногда посещал рубеж, когда отвозил камни с помощью лошади. Строили блиндажи и пулеметные точки. Отец работал на валке леса. На работу выходили рано утром. Рубеж начали возводить осенью 1941 года и продолжали даже зимой. Люди работал под руководством бригадиров. Землю копали лопатами и ломами, после выносили с помощью носилок. Противотанковые траншеи были глубиной в 4-5 метров. Из дубов создавали противотанковые препятствия – для этого дубы спиливали, отставляя 2-х метровые пни. Некоторых кормили, все работали с 6 часов утра до 6 вечера. Дисциплина была очень строгой, особенно ее придерживался наш бригадир Морковников Герасим. Погода была очень холодной, снег пошел только в декабре. Время окончания строительства не знаю. Стенки блиндажа состояла из нескольких слоев дерева и камней. Я знаю, что рубеж протянулся от деревни Карабаши до Кугеево. Положение народа было тяжелым – то приходили похоронки, то наших односельчан быстро забирали в армию. Так мне пришлось подшить валенки своего соседа Степана, который ушел на войну, к сожалению не вернулся. На строительстве рубежа участвовало население более пожилого возраста. Наш народ все-таки жил в эти тяжелые времена все вместе и дружно. Если приходило письмо его читали все вместе. Все всегда слушали радио, особенно выступления Левитана.

После моего пятнадцатилетия в январе 1942 года, меня отправили на валку леса в окрестности Ибреси и Алатыря. Кроме меня, туда послали моих соседок – Патерову Ефросинью Алексеевну, Интугину Антонину Прокофьевну и Илюшкину Агриппину Нестеровну. На болотах мы работали зимой, а на остальных местах – летом. Древесину отправляли в разные части нашей страны. Работали мы по плану. За его выполнение давали хлеб 300 грамм. Иногда мы не могли выполнять план. Весной нас отправили домой – на сельскохозяйственные работы, а осенью снова на лесозаготовки. Были в деревне курсанты, которые обучали наших односельчан стрельбе из оружия на полигоне около села Октябрьского. О Победе я узнал в поле, во время пахоты.

 

   


29 апреля 2010
00:00
Поделиться